[main][парапланеризм][парашютизм][погода][ссылки][про кошку][что нового][гостевая книга]

Пусть скучно, зато правда.

ПОЛЕТЫ И ПИЛОТЫ.

А.Родионов

Если вы на чем нибудь летаете и приехали в незнакомое место, первым делом советую поискать себе подобных или на них похожих. Мы пока еще неплохие ребята. Рады новым лицам и новым крыльям. Нам не жалко немного времени для помощи братьям по шизе. Жаль, но зти свойства постепенно утрачиваются. В принципе, это понятно. Когда начинались полеты на дельтапланах, это было занятием связанным со смертельным риском, уделом одиночек. Они нуждались друг в друге для того чтобы убедиться в своей полноценности, поверить, что еще не совсем сошли с ума. Обмен информацией тоже был необходим как воздух. Ошибки ведь дорого стоили. Сравнение со сталкеровской зоной не слишком натянуто. Нужно лишь отметить, что за полеты не платили, поэтому не было никаких "дел" вокруг них. Были люди, торговавшие трубами и дакроном, но они сами не летали и в круг общения пилотов не входили. Делить нам было нечего и мы любили друг друга так как и следует это делать - просто за факт существования. Почему, впрочем, мы ? Я к возникновению и развитию свободного полета практически не причастен. Я в годы фронтира по рекам сплавлялся о чем нисколько не жалею. Но и мне достались годики, когда я сам, для балансировки аппарата привязывал к килевой балке молоток, а парус шил из ткани напоминающей сатин. Трубы я, как и все мы, воровал и сейчас мне приятно вспомнить, как перед московской олимпиадой я шел пешком по задворкам Беговой улицы к одноименной станции метро с вязанкой 2.5 метровых дюралевых труб. Труб было много, весила эта вязанка около 30 кг, но я шагал легко и радостно, потому что украл эти трубы с самого что ни на есть секретного вертолетного завода, заплатив рабочему рублей 25 за обеспечение безопасности. Брать материал с военных заводов было лучше всего - качество гарантировала спец. приемка. В метро меня пустили беспрепятственно, стоило только сказать, что трубы для легких олимпийских конструкций. Да и чего меня не пускать ? 2.5 метра - не бог весть какая длина. Мой личный рекорд - провоз в метро 3 труб длиной 3.2 метра. На станции "Чертаново" они почти доставали до потолка посадочного зала. Вез я их, между прочим, около 8 часов вечера - время не самое безлюдное. Все таки, добрые люди были в СССР. Понимающие. Летали мы на своих самодельны монстрах на Трикотажке - это там, где бульвар Яна Райниса и Туристские улицы. Полеты не были продолжительными, но впечатление оставляли неизгладимое. Чудом избежав травмы при взлете и посадке , пилот в приподнятом настроении тащил аппарат на гору, потея и глядя в синее небо, с мечтой о крыльях и с колотящимся сердцем. Владельцы огородов расположенных в зоне наших посадок, вбивали в землю острые предметы, в бессильной злобе пытаясь подрезать наши крылья. Им приходилось нелегко : при приближении летательного аппарата самые разумные и опытные ложились в борозды и закрывали головы руками. По выходным дням на Трикотажке дежурила скорая помощь и студенты мед училищ практиковались в оказании помощи при переломах. Было нас трое. Один умер от болезни сосудов. У меня осталась его каска. Я сейчас летаю на параплане и каска мне вроде никчему, но времена меняются, полеты начинают контролировать и может быть я доживу до дня, когда буду надевать ее перед взлетом и вспоминать хорошего мужика. Другой мой товарищ жив, но мучается головными болями и жизненными неудачами. Я пока продолжаю летать. Пожалуй, я могу себя отнести к первым парапланеристам в Москве. Опять же , не к самым первым, но все же . Я застал время, когда пытались летать на парашютах в Крылатском. Я и сам это делал. Иногда удавалось. Прыгать приходилось при сильном ветре с верхушек холмов. Там создавались завихрения и случалось, пилота поднимало метра на два и вихрем бросало на место старта. Опыт замечательный. Настойчиво рекомендую попробовать. Хорошо еще привязаться веревкой к опоре лыжного подъемника и манипулировать парашютным куполом, притворяясь воздушным змеем. Глупее этого я ничего не делал, но с этим все обошлось. Вру, делал. Летал за автомобилем с плохим отцепом буксирного троса. Едва научившись стартовать и приземляться я с парапланом "Коктебель" уехал в Перу и провел там полтора года. Там и летать наловчился худо-бедно и учеников нажил и опыт приобрел. Пилоты там были сильнее московских, опыта было больше и уже начинались школы, продажи оборудования, соревнования и т.д. Активность, целью которой были не столько полеты, сколько заработок. Это неизбежно и неотъемлемо от людской природы. Уходит из занятого города голодная и веселая после краткого отдыха боевая часть и на ее место приходят штабы, толстые писаря и воры-интенданты. Я и сам, случается, грею лапки на перепродаже куполов. Про Перу мне есть что вспомнить, но об этом уже написано и пора мне переходить к Кубе и Колумбии. На Кубе я оказался по дороге в Боготу. Жил там в гостинице на пляже , недалеко от Гаваны и достал купол один раз, когда увидел на маленькой горке резвящихся пилотов. Оказалось, испанцы показывали местному народу, который сейчас едва с голода не пухнет, как можно летать на этой штуке. Я тоже с горки спрыгнул пару раз, на этом и дело кончилось. В Колумбии, в Меделлине, было очень интересно искать местных пилотов. Имелась абсолютная уверенность в их существовании, т.к. окрестности города таковы, что не летать может только убогий. Поиск я начал с телефонного справочника, откуда добыл информацию о ряде спортивных клубов. Ни в одном мне помочь не смогли и не очень стремились. В последствии выяснилось, что не очень то и понимали, т.к. во время личных контактов, от которых по присущей воспитанности не могли уклониться, советовали мне встретиться с теми, кто делает и запускает воздушных змеев. Непонимание порождалось языковыми особенностями, а так же малой популярностью свободного полета. Благодаря настойчивости местных добровольных информаторов один день я все-таки провел на стадионе с создателями и запускателями змеев. Было очень интересно. Ребята конструируют и строят змеев, дарят детям и учат их играть со своими красивыми, большими цацками. Последний раз, говорят,раздарили 2000 змеев. Наверное, врут. Слишком большая работа. Настойчивые поиски увенчались в конце концов успехом, причем с первого раза мне попался опытный местный инструктор. Он привез меня на самое популярное место полетов, с перепадом высот 800 метров и с возможностью летать как в термических так и в динамических потоках. У нас совпали дни рождения и по этому случаю он мне подарил полет на своем дельтаплане с двойной подвеской. Мы летали с песнями и криками HAPPY BIRTHDAY. Не хватало только поллитры. Зато мне дали порулить на дельтаплане. Первый раз в жизни я управлял этим агрегатом без боязни печальных последствий. Благодаря Рикардо я оказался знаком с большинством местных пилотов и у меня через пару недель даже появился ученик. Хорощий ученик - большое дело. А мне попался такой, что лучше не бывает. Военный моряк по образованию (оказалось, для меня неожиданно, не самое плохое образование), владелец яхты и любитель парусного спорта, физически прекрасно подготовленный и с опытом парашютных прыжков. Окрестности Меделлина очень хороши для полетов, но для обучения место всего одно. Оно не плохо, но не гарантирует безопасности. Я по скверной перуанской привычке давал своему ученику много свободы и он быстро мне показал, куда ученики летать ни в коем случае не должны. Был бы Луис послабее, навещать бы мне его в больнице. Тем не менее, после 5 дней возни на учебном склоне полетел Луис с высоты 400 метров и приземлившись куда надо почувствовал себя опытным пилотом. Еще пару недель я его сдерживал, а потом плюнул и перестал контролировать. Купили Луису отличный аппарат и стал он в местах для прогулок при мягких условиях летать выше и дольше всех, возбуждая зависть собратьев и создавая мне рекламу. Денежки у Луиса были и вскоре он прикупил тандем, размышляя о полетах сначала с подружками а потом и с платными клиентами. Колумбия - страна диковатая и меня не удивило бы скорое превращение Луиса в инструктора и дипломированного пилота тандема. Все же, пользуясь у своего ученика некоторым авторитетом, я его отговорил летать с клиентами и он сдал купол в аренду опытному пилоту. Сами мы налетались на этом тандеме вволю. Вполне согласуясь с логикой развития событий стали появляться честолюбивые планы об организации школы . Дело было вполне возможное. Рикардо - один из самых авторитетных пилотов в Колумбии, я - иностранец, что привлекает клиентов, Луис - реальное свидетельство наших достижений и обладатель банковских счетов в различных странах. Планы включали в себя покупку учебных куполов в Швейцарии, регистрацию школы в федерации СЛА и расправу с нерегистрированными (читай со всеми) конкурентами. В дальнейшем предполагалось приобретение земельного участка и постройка искусственного учебного склона. Оставалось немного до перевода столицы в Меделлин и избрания меня президентом. Первоначальный взнос составлял чуть больше $2000. Деньги нужно было передать Луису чтобы он по своим каналам перевел их сначала в США а затем в Швейцарию. Через две недели мы должны были получить купола , попутно осуществляя некую валютную спекуляцию. Успех сделки гарантировался высокими моральными качествами моих новых друзей. Мне жаль в этом признаваться, но приходиться. Давно уже я не верю в высокие моральные качества новых друзей. Юридические гарантии такие как регистрация предприятия в той или иной форме, подписание контракта или договора иного типа оказались, при ближайшем рассмотрении столь же эффективными как аналогичные в России. То есть, в случае изчезновения денег при самом благоприятном для меня исходе по суду я их получу назад не раньше чем через год. При этом о возмещении морального и иного ущерба думать не представлялось возможным. Могли и просто убить или еще как нибудь обидить. Здесь это не дорого. Вы можете возразить, что $2000 не те деньги за которые убивают. Тут я с вами не соглашусь. Как раз те смаые. Отказываться от идеи не хотелось и я предложил моим партнерам увеличить взнос до трех тысяч и купить несколько куполов в Москве. Аргументировал это тем, что российские купола, особенно старых моделей, вроде "Коктебель", вполне пригодны для обучения и из-за дешевизны их не жалко драть по учебным склонам. Кроме того , уже в процессе обучения сменив тяжелый купол на более удобный и легкий , ученик почувствует вдохновение и уверенность в своих силах. Это, кажется мне до сих пор , чистая правда. Я , таким образом мог контролировать практически весь свой взнос и даже если школа развалится не родившись, потеряю при перепродаже немного. Нашла, однако коса на камень. Партнеры заныли что нет денег, а занять можно только под 5% в месяц. Я им пообещал оплатиь проценты, но это не помогло. Взгрустнув, понял я, что меня хотели элементарно кинуть и сказал мужикам, что нет у меня времени для работы в школе, а от полетов на учебном склоне меня тошнит и всегда тянет выпить. Друзья меня мягко осудили и растворились в тяжкой действительности. В растворенном состоянии прибывали они месяца два, до тех пор, как мне позвонил Рикардо и сказал, что Луиса убили , что похороны через час и что он пойти на них не может, так как ему самому угрожают. Я на похороны пошел и узнал следующее. Однажды Рикардо приобрел каменоломню. Через некоторое время люди , которые на ней работали , организовали небольшую вооруженную группу и сказали Рикардо, что было бы очень хорошо, если бы он больше там не появлялся. Они , мол, сами прекрасно со всем справяться. Рикардо приуныл и очень хотел эту каменоломню продать. Он и мне ее предлагал, но я предложение отклонил ввиду явной нелепости. Луис, однако, заинтересовался, съездил туда пару раз и переговорил с бандитами. Ему показалось, что все хорошо и что можно это дело у Рикардо купить. Тут его и убили. То есть он еще ничего не купил, только мысль о покупке зашевелилась в шальной голове. За 20 дней до этого Луис женился. На похоронах я видел прекрасную неутешную вдову. Интересно, не успел ли мой друг кого нибудь зачать. Рикардо отсиживался дома и был очень возбужден. Зашторивал окна и старался сесть так, чтобы его не застрелили с улицы. Между прочим, убийц Луиса нашли и они получили какие-то срока. Если в результате этого Рикардо станет вновь хозяином на своей каменоломне, я советую любому пересчитывать пальцы после того как с ним поздороваешься. К сожалению, общее впечатление производимое пилотами не самое лучшее. Случилось нам с Луисом забыть сумку парапланную на старте. Нам ее вернули, но за выкуп. Причем выкуп получать приходил посредник и мы так и не знаем, кому он достался. Врут безбожно. Вранье, к сожалению , не всегда безобидное. Ничего, когда кто-то рассказывает, что он самый лучший пилот в мире и совершил 8 беспосадочных кругосветных перелетов на параплане. Это можно понять и посмеяться. Однако , бывает, пилоты тандемов говорят о своих коллегах, что те не довозят своих клиентов до земли живыми или уродуют их при посадке. Понять это, как разновидность конкурентной борьбы тоже можно, но уж больно противно. Увлечение последних дней - брать в аренду землю на взлетных и посадочных площадках и собирать денежки за полеты. Интересно, что хозяева земли этим не занимаются, а арендуют эти площадки, как правило, группы пилотов. Это, естественно, приводит к конфликтам. Слава богу, площадок много и на все площадки дерьма пока не хватает. Тем не менее, я настаиваю на том, что мы ребята симпатичные. Похожи на грузин: чем выше в горы, чем ближе к небу и чем дальше от рынка тем симпатичнее. Лучше всех, конечно, ученики. Их помыслы чисты, а глаза восторженны. К своим инструкторам относятся с благоговением и ждут от них чудес. Чудеса часто не заставляют себя ждать. Расскажу немного о традициях обучения. Первые полеты происходят на учебном склоне, который не плох, но требует внимания от инструктора, потому что условия провоцируют ученика при старте разгоняться по ветру. Это нужно пресекать, т.к. если такой ученик разовьет нужную скорость и взлетит, лишь счастливый случай спасет его от жесткой встречи с контрсклоном. У моих учеников счастливые случаи бывали, но и проблем мне хватило. Луисов брат повредил позвоночник и его полеты отложились на год. Из средств безопасности применяются каски и воздушные мешки. Последние, мне кажется, излишне расслабляют учеников. Они привыкают приземляться на мешок и не заботятся о задницах. Даже на учебном склоне при 30- секундных полетах инструктор связан с учеником по радио и помошник на посадке дает сигналы флагами. Мне кажется, что оснащение не оставляет желать лучшего. Обычно ученик проводит на учебном склоне 3-4 дня и отправляется в свой первый высотный полет. Выбирается для этого одно из двух известных мест. Перепад высот в одном из них 800, а в другом - 1000 метров. Старт дается около 9 часов утра при ветре до 5 км/час. Обычно счастливый ученик благополучно приземляется , наведенный по радио. Редкие неприятности возникают, когда при старте в стропах что-то запутывается. Дело в том, что ученики стартуют бегом и не имеют возможности как следует осмотреть свой поднявшийся купол. Это серьезная проблема для неопытного пилота. Приходится принимать судьбоносные решения о месте вынужденной посадки, а рельеф сложный: с деревьями, камнями, и ЛЭП. Я для себя решил, что мои ученики будут стартовать только поднимая купол спиной к склону. Дольше приходиться учить, зато мне спокойней. Некоторые инструкторы несколько раз вывозят учеников на тандеме и дают им рулить на протяжении всего полета, кроме старта. Это очень хорошо для ученика, но для инструктора довольно рискованно. Они говорят, что держат руки на клевантах и контролируют управление, но верится в это мне с трудом. Несомненно, однако,что полеты тандем очень полезны при обучении пилотированию. Стоит базовый курс $300 и заканчивается, когда ученик уверенно стартует и приземляется в местах прогулочных полетов при щадящих условиях. Инструкторы не имеют лицензий и руководствуются при обучении в основном своим опытом. Лишь у некоторых этот опыт достаточен , по моему, для самостоятельного передвижения по городу и лишь у двух-трех есть что-то кроме наглости, что позволяет преподавать базовый курс. Все точь в точь как в России. Есть пилоты совсем не слабые, но они подчас слишком спортивны и подвергают своих учеников, а иногда и просто пассажиров тандема, заплативших за свое удовольствие , порядочному риску. Вот вам картинка. Два неразлучных друга, Ульрич и Хорхе стартовали на двух тандемах с учениками в 17.30 с площадки San Felix известной тем, что условия старта часто не позволяют судить о том, что происходит в зоне полета. А происходит там этим летом штука, которая раньше мне не встречалась. Неожиданно, примерно как получить триппер, попадаешь в мощный восходящий поток, который, кажется , не имеет границ. Обычно этот лифт действует метров на 800, после чего тебя встречает хороший ветер, и ты уверенно летишь туда, куда он дует. Природа восходящего потока остается для меня загадкой. Это явно не динамический поток, т.к. нет никакой стенки его создающей и уж точно не обычный термик, т.к. радиус его в этом случае превосходит всякое воображение. В литературе описано явление "волны". Очень похоже, но для меня не убедительно. В конце концов я свое мнение об этом потоке составил, но надеясь со временем его уточнить от изложения воздержусь. Интересно , что начинает этот поток работать на высоте метров 100 над поверхностью и вывалиться из него в принципе можно, но придется прибегнуть к экстремальным мерам. Всякие "уши " и обычные, более или менее плоские спирали не помогут. Бороться с верхним ветром не стоит. Полетишь задом на перед и все. Вернемся, однако, к приключениям наших друзей. Учениками Хорхе и Ульрича были отец и дочь. После старта они весело болтали по радио, успокаиваемые своими профессорами. Тем временем темнело. Здесь солнышко садится в 18.30 . Сами понимаете, что выпадать из потока на тандеме - дело стремное, учеников жалко, так что ребят, натурально , подняло и понесло как и было ранее описано. Хорхе решил приземляться при первой возможности и, хотя и рискованно, при сильном ветре и на ограниченную площадку, но сел и рекомендовал Ульричу последовать его примеру. Ульрич предложение гордо отверг, как опасное и продолжал свой кросс то тех пор, пока не понял, что находится высоко, подъем продолжается, ученик, одетый в одну маечку, замерз, а сам Ульрич плохо видит землю, потому что уже темно и не слышит Хорхе, потому что тот далеко. Проанализировав понятое, сообразительный Ульрич завернул хорошую спираль, в результате чего изловчился упасть на заросший склон, где естественно обнаружилось, что ученик заблеван и дрожит, что стропы запутанны, что совсем темно и как отсюда выбираться непонятно. Крепкий парень Ульрич занялся всеми этими проблемами сразу, а тем временем Хорхе уже вернулся в город, где успокаивал его родителей и звонил знакомым хозяевам самолетов , собирая их с рассветом на поиски. Долго ли, коротко ли, но Ульрич все распутал, уложил и к 2 часам ночи вышел вместе с учеником на шоссе, нашел телефон и позвонил домой. Хорхе приехал и их забрал. В общем, все кончилось более чем благополучно. Мне даже кажется, что такие приключения опытным пилотам только на пользу, но не устану настаивать, что ни с учениками, ни с пассажирами так не летают. Не стоит забывать также, что эти ребята из лучших местных пилотов, а Ульрич так и просто чемпион этого года. Что творят парни попроще, требует для своего художественного описания широкой кисти Шекспира. Тем не менее, травмы не часты, а о летальных исходах я не слышал вообще. Возможно , их скрывают или забывают. На дельтапланах разбились насмерть за последние три года четыре пилота. Трое из них при посадке, во время первого самостоятельного полета. Видел я также впечатляющие последствия буксировки дельтаплана автомобилем. К сожалению, я располагаю более или менее полной информацией лишь об аврийных ситуациях в Меделине. Перейдем к коммерческим полетам. Чаще всего пассажиров катают на дельтапланах. Это объясняется традициями и привлекательной для клиента возможностью иметь фотографии или видеозапись своего полета. Стоит удовольствие от 30 до 50 долларов и включает в себя, в зависимости от цены, доставку на старт, сам полет, фотографии или видеозапись, бутылочку пива при приземлении и проезд до города. Все вполне конкретно кроме фазы полета. В зависимости от темперамента пилота клиенту обещают полет в течение не менее 30 минут или полет до выбранной точки или ничего не обещают, но договариваются, что клиент платит лишь если полет ему понравится. Эти обещания как правило выполняются. Пытливый читатель заметит, однако, что речи нет ни о какой страховке или об ответственности пилота. Лицензий они тоже не имеют. В полете клиент может попросить экстремальных маневров и пилот его просьбу выполнит. Клиент может быть пьяным или обкуренным и это тоже никого не останавливает. В хороший день пилот тандема зарабатывает до $150, а это неплохие деньги. За них не то что обкуренного, а и спинального больного покатают. К каким же юридическим последствиям приводят несчастные случаи ? Да ни к каким, похоже. Во всяком случае, единственная катастрофа о которой мне известно , и в которой вина пилота несомненна , не привела даже к судебному разбирательству. Дело было так. Пилот из Меделлина приехал в Боготу подзаработать. Был тепло встречен коллегами и быстро нашел клиента. Взлетел и сейчас же после старта решил на то же место и приземлиться. Причины для такого решения мне не известны. На стартовых площадках всегда полно любопытствоющих. Одной из таких любопытных барышень и досталось носовым узлом по лбу. Случилась черепно-мозговая травма, при виде которой жених барышни, при ней находящийся, быстренько кинулся в обморок. Пилот сел аварийно, но и сам он и пассажир отделались ушибами. Пассажир поспешил скрыться и дальнейшая его судьба не известна. Юноша-жених на минутку вышел из обморока и показал, где находится его автомобиль. Туда перетащили барышню. Взглянув на ее лобик жених снова сделался без чувств. Его тоже погрузили. Машину повел пилот. По дороге столкнулся со встречным автомобилем, получил перелом челюсти и какие-то еще травмы. Жених остался цел, барышня умерла, возможно еще после первого удара, автомобиль прекратил существование. Что произошло со встречной машиной и с ее водителем - не знаю. Сейчас пилот уже поправился , но летает пока один. Клиентов спасает то что его тандем серьезно пострадал при той посадке. Суда, как я уже говорил, не было. Расскажу еще об отношении к пилотам и полетам местных жителей. Комментарии, которые мне доводилось от них слышать, отнють не лестны. Все, кроме детей и барышень считают нас богатыми и извращенными бездельниками. Именно извращенными, потому что просто богатый человек, когда ему нет нужды заботиться о сохранении и приумножении состояния, должен пить агуардьенте и заниматься любовью . Если это наскучит, можно потанцевать, поесть или посмотреть бой быков. Такое мнение общераспространено. Выражать его открыто, однако, не принято. Здесь вообще не принято открыто выражать свое мнение. Я люблю ходить пешком и несколько месяцев, почти каждый выходной поднимался на старт по одной и той же очень красивой тропинке. Она проходит через территории нескольких усадеб-финок. Там меня обычно угощали лимонадом и беседовали со мной, пока я не отдохну. По наивности я считал, что симпатичен хозяевам, пока случайно не познакомился с их прямо противоположным суждением. Они продолжают меня угощать лимонадом, я им, бывает , приношу пиво из городка внизу . Мы очень любезны друг с другом. Особенно интересно приземлиться где-нибудь, где такого еще не видели. Перуанские индейцы в этих случаях проявляют понятное любопытство, но держат себя с большим достоинством. Если им не покажется, что пилот является представителем нечистой силы, то они вполне миролюбивы. До здешних индейцев я еще не долетел, зато крестьяне меня удивили. Они предпочитают не замечать непонятных вещей. После порядочного кросса мне случилось приземлиться не то, чтобы очень далеко от Меделина, но в сравнительно уединенном месте. Оказался я на выпасе, среди скотины, за спиной у какого-то мужика, метрах в 40 от него. На мое появление он не реагировал. Я был этому даже рад. Торопился. Собрал свое крыло, прошел мимо мужика, практически его задев, на местную дорогу и при этом пролез под колючей проволокой, которой здесь, как в Карпатах, любят ограждать свои усадьбы. На дороге встретился с другим крестьянином и , естественно, с ним поздоровался. Во время обязательной в таких случаях беседы я объяснил, что прилетел на параплане и сейчас пойду на шоссе, откуда поеду в Меделин. Выслушав меня с явным недоверием, мужик обратился к своему коллеге, который тем временем продолжал что-то ковырять за проволокой. "Видел ты этого, что сейчас прилетел ?" Коллега ответил лаконично - нет. Мне стало интересно и я спросил - а сейчас меня видишь ? - мужик с благородной простотой сказал -да. После этого мне указали путь к шоссе и мы расстались. Чем это объяснить ... Понятно, что люди, вынужденные целыми днями ишачить за свой кусок не могут быть склонны к рассматриванию неба и летящих по нему извращенных бездельников. Но я уверен, что мужик меня видел . Не мог не видеть. Дело , может быть в том, что крестьяне на финках живут очень уединенно, при этом их навещают то военные, то партизаны, то бандиты, то бойцы самообороны. Разница между ними настолько стерта, что их даже специалисты не всегда различают. Зато если им ответишь не так как нужно или заметишь лишнее - можешь серьезно пострадать. Вот мудрый мужик и не замечает непонятного.

Закончу это пространное письмо краткими характеристиками местных площадок. Для каждой укажу название ближайшего населенного пункта, разницу высот взлет-посадка и добавлю краткий комментарий. Кроме того, для каждой группы площадок укажу местный административный центр. К сожалению не могу приложить карту. Однако, все эти места находятся не далее 100 км. от Меделлина. Приезжайте, пока я здесь. Все покажу.

MEDELLIN SAN PABLO 1200 м. Идеально для первых самостоятельных полетов.

MATASANOS 850 м. Взлет на север и на восток. Возможность кросса до 80 км.

SAN FELIX 700 м. Взлет на восток. Превышение над стартом до 2000 м. Полеты с видом на Medellin и Bello. Высокая атмосферная (динамическая, термическая, термодинамическая и непонятно какая) активность.

TASAJERA 1000 м. Взлет на восток. Мошные динамические потоки .

CARAPALIDA 900 м. Восток. Динамические потоки.

LAS PALMAS 600 м. Запад. Полет над Medellin . Условия очень спокойные. Полеты возможны лишь зимой.

SANTA HELENA 1000 м. Запад. Условия щадящие. Полеты только зимой.

PIEDRAS BLANCAS 300 м. Мощные динамические потоки.

SANTA FE DE ANTIOQUIA ALTO DE CATIVOS 900 м. Восток. Высокая термическая активность круглый год. Превосходные условия для полетов кросс.

UANADAS 1000 м. Запад. Высокая термическая активность круглый год. Превосходные условия для полетов кросс.

HORIZONTES 1800 м. Восток. Высокая термическая активность круглый год. Превосходные условия для полетов кросс.

PINTADA

Район знаменит своими пейзажами.

DAMASCO 650 м. Запад. Превосходное место для первых самостоятельных полетов.

PANTANILLO 1400 м. Запад. Превосходное место для первых самостоятельных полетов. безграничные посадочные площадки.

LA SOLEDAD 1400 м. Восток. Превосходное место для первых самостоятельных полетов. безграничные посадочные площадки.

SANTA ISABEL 1400 м. Восток. Превосходное место для первых самостоятельных полетов. безграничные посадочные площадки.

LA CEJA 300 м. Высокая динамическая активность.

VALLE DE CAUCA Многие пилоты считают эти площадки лучшими в стране для полетов на дальность, но я предпочитаю Santa Fe de Antioquia.
ARSERMA NUEVA 850 м.
RODANILLO 750 м.
PIEDECHINCHA 800 м.
OBANDO 700 м.

Для хороших людей мои адреса :

Почтовый адрес: Sr Alexei Rodionov diag. 72 B, #75-41, apto 403, Pilarica, Medellin, Colombia.
Tel (57-4) 421-97-74
Fax (57-4) 233-01-20 с заголовком Dr. Alexei Rodionov, dep. de Matematicas.
E-mail : rodionov@catios.udea.edu.co cc : rodionov@matematicas.udea.edu.co

[main][парапланеризм][парашютизм][погода][ссылки][про кошку][что нового][гостевая книга]