назад
Обсудить
А. Родионов.

Во время рождественских каникул 1998-99 г.г. я не летал, зато вместе с семьей и двумя друзьями проехал все атлантическое побережье Колумбии к востоку от Картахены. Что видел - аккуратненько записал. Полная версия занимает около 40 страниц. Вашему вниманию предлагаются три фрагмента. Первый из них имеет прямое отношение к безмоторному полету. Второй внесет вклад в создание теоретической базы идеологии противников высшего образования. Третий  будет интересен некрофилам. Кроме того позволит почувствовать до чего своеобразна страна Колумбия. Почти как Россия.

Бойтесь тощих.
Около часа нашего времени в Картахене было проведено во дворце инквизиции. Тем, кто жил при советской власти не нужно объяснять что это такое. Необыкновенно хороши были старые деревья в патио  дворца. А вот приемы распознавания колдунов довольно примитивны. Главным признаком колдуна является способность летать. Поэтому его вес, при схожих размерах, должен быть меньше веса нормального человека. Эксперты из инквизиции глядели на потенциального колдуна и на глазок прикидывали, сколько тот должен весить. Потом ставили на весы. Если клиент не добирал до расчетной цифры, начинались проблемы. Могли бросить в воду и глядеть, утонет или нет. При этом принималось во внимание, что колдун может притворится и утонуть нарочно, поэтому полагалось держать подозреваемого под водой пока он не потеряет сознания и вместе с ним способности притворятся. Гораздо забавней была стандартная процедура превращения в колдуна. Ее подробности известны по показаниям  полученым под пыткой. Для начала желающего перекинуться приводили в некий дом, где  находился раскошный трон черного цвета. Под ним сидел отвратительного вида Люцифер. Пришедший отрекался от бога и крещения и подтверждал дьяволу свою готовность стать колдуном. Тот чертил левой ногой на полу крест, а посвящаемый стирал его задницей. После этого происходили пляски вокруг специально приведенного черного козла, которго полагалось целовать в самые интимные места. Затем ужинали и трахали Люцефера. Колдуны утверждают, что женщины с тех пор их не интересовали - настолько пленителен оказывался гадкий черт. Между прочим, анальный секс, вовсе не обязательно между мужчинами, - добрая колумбийская традиция. На побережье, где в основном живут негры, он  считается неотъемлемой частью быта, а во многих внутренних районах, например, в Сан Хосе де Гуавьяри, говорят, что тот, кто отказывается "дать маленькую" отказывает своей маме.

Что вы едите ?
Родадеро - модное курортное место близь Санта Марты - самого старого колумбийского города на атлантическом побережье. Основал его в 1525 году некий Родриго Бастида военные и политические успехи котрого весьма значительны, но не слишком живописны. Зато бытовые подробности увлекают. Так, однажды его пытались убить офицеры его же команды, что не удивительно, поскольку приплыл он основывать Санта Марту с 500 человек, большинство из которых специально для этого были отпущены из тюрем. Удивительно, что после 9 ударов кинжалом, полученных во сне, Бастида остался жив. Покушение повторили через несколько дней, но тут на защиту встал верный товарищ, убийцы были схвачены, заговор раскрыт и многие повешены. Так же интересно, что основатели города обратились с письмом к монарху и в нем просили, как о милости, чтобы на их землю не ступал ни один ученый человек, за исключением врачей, а особенно просили избавить их от адвокатов.
Санта Марту грабили те же  персонажи, что и Картахену. Дрейк сжег ее до тла в  1586 г. Подходили к ней, как-то , 10000 индейцев , но испугались пушек. С индейцами бывало интересно. Среди них попадались ребята мужественные, но все, конечно, суеверные и ужасно напуганные огнестрельным оружием. Так, однажды, обороняясь от испанцев, племя начало переговоры, перекинув через укрепления годовалого младенца. Испанцы через переводчика поинтересовались, что с ним делать. Им ответили, что младенца можно съесть. Педложение было отклонено.  Тогда индейцы спросили :
- А что вы едите ?
- Маис, мясо и т. д. , а еще золото - отвечали
хитрые завоеватели.
- Ну, нате.- И выкинули им золотой утюг. - а младенца все-таки тоже возмите,  а то очень уж вы на людоедов похожи.

Сердце Боливара.
Гасиенда (поместье) Сан Педро Алехандрино известна тем, что там в 1830 году умер Симон Боливар. Сейчас поместье прекрасно ухожено. Там размещены два музея и проведена реставрация колониальных построек. Работают грамотные экскурсоводы один из которых известен как выдающийся боливариавед. Он и сопровождал нашу экскурсию. У мужика колоссальная память и он, очевидно, фанатический поклонник Освободителя. Кроме того  неплохо знает и общую историю Колумбии. Готов цитировать наизусть документы, касающиеся возникновения и истории городов и городков откуда приезжают экскурсанты. Это производит сильное впечатление. К тому же  актерствует. Он постоянно вертит перед собой авторучку, делая вид, что на ней что-то записано и он чрезвычайно нуждается в этих записях. Потом, под каким-нибудь предлогом он показывает эту авторучку публике и пораженные слушатели видят, что никаких записей на ней нет. Интересно, что этот экскурсовод - бывший полицейский.
Про Боливара я писал раньше. Сведения  были почерпнуты из американских источников и плохо совпадают с мнением колумбийцев. В частности, американцы считают, что Боливар умер позабыт-позаброшен. Даже рубашку пришлось просить у хозяина поместья, чтобы переодеть усопшего. Это с гневом отрицают колумбийские историки. Дом и комната, где умер Боливар показаны так, что не остается сомнений в торжественной и прилично обставленной смерти. Присутствует, в частности, большая ванна для купания, целиком сделанная из мрамора. В мире, говорят, есть лишь две такие. Дело темное. Американцы, конечно, могут врать, но колумбийцы врут почти все и почти всегда. Иногда даже к собственному вреду. Писменные источники между собой расходятся настолько, что начинаешь сомневаться: существовал ли он вообще на свете, этот герой-освободитель. Вы можете видеть в различных музеях множество его портретов, но они не похожи один на другой. Высказывания, приписываемые Боливару взаимно противоречивы. Тем не менее, мне очень захотелось узнать подробности его последних дней, похорон и посмертных приключений тела. Я просмотрел десятка полтора книг . Оказалось, что умер Боливар вполне пристойно, в присутствии врача и окруженный соратниками. Похоронен был с воинскими почестями. В завещании, прочитанном им лично в присутствии нотариуса, священника и свидетелей говорилось о желании быть погребенным в Венесуэле, на Родине. Сразу перевезти тело не удалось и оно хранилось в городском соборе Санта Марта до 1842 года, когда в Венесуэле по специальному президентскому указу была создана высокая комиссия для получения в Колумбии останков и перевозки их в Каракас. В почти любой энциклопедии (я это проверил по соответствующим сборникам) можно узнать , что останки Боливара после 1842 г. находилось сначала в городском соборе Каракаса а потом, после 1876, в  Пантеоне. Сведения более низкого уровня говорят о том, что сердце Боливара осталось в Колумбии. Стало быть, не только не похоронили, но еще и разобрали по частям. Уже интересно. Стал я читать первоисточники и узнал следующее.
Приехав в Санта Марту из Картахены в сопровождении немногочисленных друзей и личного врача, француза Revered Боливар уже был обречен и знал о своей скорой смерти. Временами сознание его затуманивалось и он бредил, однако  нашел силы составить и прочитать завещание и обращение к колумбийскому народу. Реверед писал ежедневные бюллетени и не оставлял больного одного практически ни на минуту. Было, однако, исключение. Буквально перед самой смертью Боливара стало плохо епископу Санта Марты. Врача, кроме Ревереда не нашли и тому пришлось быстренько смотаться к епископу и вернуться назад, стараясь застать своего великого пациента живым. Он успел, уловил момент завершения длительной спокойной агонии и сообщил друзьям умирающего о том, что настала минута    прощания. Смерть пришла к Освободителю в присутствии соратников. За день до этого он принял последнее причастие из рук местного деревенского священника, сопровождаемого служкой из индейцев. Епископ, как уже говорилось, был болен. Вскрытие  произвел тот же Реверед непосредственно в Сан Педро Алехандрино. Сделано оно было тщательно. Имеется подробный акт. Затем тело было перенесено в Санта Марту для бальзамирования и начался бардак.
Нужно заметить, что Реверед не только не был профессионалным бальзамировщиком, но даже не имел (во всяком случае, никому в Колумбии не предъявил) никакого свидетельства о медицинском образовании и соответствующей практике. Единственный прозектор и аптекарь в городе оказался болен и для нормального процесса не хватало самого необходимого. Тем не менее, проработав всю ночь, доктор удовлетворился достигнутыми результатами и пошел отдохнуть. Только он прилег, как его растолкал тогдашний комиссар (jefe politico), сообщил, что в доме никто не в состоянии одеть труп и силой заставил врача подняться и продолжить дело. Представьте себе, мужик был при больном несколько месяцев. Последние недели не отходил от него ни на шаг, если его не вынуждали, например, скакать галопом для измерения температуры епископу. Наконец, пациент умер, вскрыт и забальзамирован. Спешить, кажется, больше некуда. Тут приходит комиссар и говорит, что в доме никто не умеет надевать штаны. Я бы их научил одевать трупы! А Реверед поднялся и пошел.
Принесли одежду, причем рубашку доставили рваную. Не думаю, что в четырех чемоданах, что остались после смерти Боливара не нашлось целой рубашки. Просто поразгильдяйничали. Тут доктор вспылил и сказал, что Освободитель, хотя уже и труп, не наденет рваную рубашку, и что если сейчас же не принесут что-то приличное, то он снимет свою. Народ побежал и принесли рубашку генерала Laurencio Silva, который жил в том же доме.
Кстати, о чемоданах. Наследство Боливара состояло из нескольких серебряных столовых сервизов, скатертей, разрозненных комплектов оружия, четырех чемоданов с одеждой, письменного и бритвенного приборов, седла, и семидесяти двух унций ( около 200 гр.) золота.  Были так же некоторые бумаги, которые Освободитель велел уничтожить. В одной из них группа уважаемых лиц предлагала ему стать королем Колумбии. Мне нравится, что как при жизни, так и на пороге другого мира Боливар не придавал большого значения титулам и материальным благам. Отнють не аскет, он легко расставался со своими, иногда огромными, личными богатствами. Титулов, кроме воинского звания генерала, у него (не уверен ) не было.
Ну, так вот. Одели и 20 декабря с почестями захоронили в одном из главных склепов собора Санта Марты в свинцовом гробу  с предосторожностями, необходимыми для сохранности тела. В 1834 году случилось землетрясение, при котором собор существенно пострадал. Гроб был перенесен в некий частный дом, а оттуда опять в собор после восстановления последнего. Долго ли, коротко ли, пришел 1842 год, а с ним и высокая комиссия из Венесуэлы за останками. Пробила это дело сестра Боливара 12 лет не прекращавшая стараний. И вот, все устроилось. Пришли в порт военные корабли многих держав. Явились дипломатические предствители. Стреляют из пушек, играет музыка, идет вскрытие сначала деревянного саркофага, а потом и свинцового гроба. Об этом имеются акты той самой высокой комиссии. Деревянный саркофаг почти полностью разрушен, а свинцовый гроб, хотя и попорчен маленько, но цел . Все еще живые соратники Боливара и среди них Реверед подходят и видят среди кучи праха почерневшие  кости и редкие сохранившиеся остатки одежды. Главным образом, по этим остаткам, а Реверед еще и по узнаваемым следам своего вскрытия подтверждают подлинность. Тут присутствующий народ ломанул разбирать на сувениры кусочки деревянного саркофага и свинцового гроба. Некоторое время восстановить порядок не удавалось, но потом справились, сложили борта свинцовой коробки поверх скелета, чтобы добрые люди до костей не добрались, подсунули холст под оставшиеся деревяшки и стояшую на них свинцовую коробку и все вместе поместили в специально присланную правительством Новой Гранады изящную урну. С музыкой и стрельбой понесли это дело на корабль. Тут бы и домой, да не так просто. В колумбийском народе родился порыв сохранить у себя дома что-нибудь от Освободителя. Обратились к приемной комиссии и попросили оставить в Санта Марте небольшую свинцовую урну, содержащую сердце и прочие внутренности. Между прочим, акт об эксгумации ничего об обнаружении такой урны не говорит. Комиссия не была уполномочена решать такие вопросы, но взяла на себя ответственность и вернула урну с потрохами. Ее вскрыли и ничего, кроме праха, естественно, не нашли. Но и прахом удовлетворились, поставив урну в склеп, где раньше был гроб и рассказав всему миру, что сердце Освободителя осталось в Колумбии. Дальше еще интереснее. Если верить книге Patobiografia de Simon Bolivar, por Antonio Martinez Zulaica издания 1975 года, однажды (автор не указывает, когда именно) решили посмотреть, как там сердце и ничего в склепе не нашли. В 1911 г. тщательно обыскали весь собор и снова  не нашли. Стали выдвигать различные версии. Например, что в 1860 году, во время гражданской войны, через окно влетело ядро и разнесло крышку склепа. Урну тогда поставили на алтарь откуда ее и сперли. По мне, так все версии стоят одна другой, поскольку ни одна ничем не подтверждается. Автор, однако в документах и свидетельствах не нуждался и без всяких ссылок выдал следующее: Nosotros sabemos dуnde estaba el perdidio corazon del gйnio: en la minuscula poblaciуn de Patia, en el Perъ, guardado en la memуria y entraсas de una mujer que en otros tiempos sirviу de arca a las confidencias del Libertador: Manuelita Sбenz. Alli estuvo la visera  hasta 1860.  Despues fue enterrada junto con las de amable loca, en las proximidades de una playa solitaria. Я привел испанский текст, поскольку боюсь испортить смелое заявление неумелым переводом. Итак: "Мы знаем, где было утерянное сердце гения: В Перу, в маленьком селении Патиа. Там хранилось оно в памяти и душе женщины, которая в иные времена была поверенной тайн Освободителя: Мануэлита Саенс. У нее находилось сердце до 1860 года. Затем оно было захоронено вместе с телом владелицы, на близлежащем уединенном пляже."  Вот так. Мануэлита Саенс вполне реальное историческое лицо, одна из любовниц Боливара, имевшая на него очень большое влияние.
Интересно, что же хранится сейчас в соборе Санта Марты ?